skyh00k (skyh00k) wrote,
skyh00k
skyh00k

Categories:

Распутин и царская семья - 3 (появление Соловьева)


В своей книге-расследовании «Убийство царской семьи» в 9 главе под названием «Преемник Распутина — Соловьев» Николай Соколов, приводя показания многих свидетелей, таких как Жильяр, Битнер, Борис Соловьев, Энгельгард, Керенский, Матрена Соловьева, Боткина, Н.Е. Марков и др. рисует определенную картину.

Попробую ее прояснить ниже.

Царица, находясь в Тобольском плену, была уверена в скором спасении. Она считала, что среди солдат отряда, охранявшего пленников в Тобольске, есть 300 офицеров. Она называла их «хорошие офицеры из Тюмени». И они должны были вызволить семью из плена.

Жильяр:
“Я положительно могу удостоверить следующее. Государыня мне несколько раз говорила, что в Тюмени (именно в Тюмени) собирается отряд хороших людей для их защиты. Однажды Ее Величество определенно мне сказала, что там (в Тюмени) собралось триста хороших офицеров."

Соколов ищет источники таких сведений у царицы и выходит на Бориса Николаевича Соловьева.

Его отец Николай Васильевич Соловьев был хорошим приятелем Распутина. Он быстро взлетел по карьерной лестнице. Сначала он был маленьким провинциальным чиновником: секретарем Симбирской Духовной Консистории. Затем получил назначение в Киев. Далее он был членом Училищного Совета и казначеем Святейшего Синода.

Сам же Борис Соловьев был членом распутинского кружка с 1915 года.
В августе 1917 года, когда царская семья была уже в Тобольске, Борис Соловьев едет туда.

Там он ищет каналы связи с царской семьей. Сначала через епископа Гермогена. Это ему не удается и тогда он 5 октября 1917 года женится на дочери Распутина Матрене и снова едет в Сибирь. Таким образом он «получает» имя Распутина.

После этого Соловьев поселяется в Тюмени, узловом пункте, который нельзя миновать едущим в Тобольск. Здесь он живет под именем Станислава Корженевского.
Будучи зятем Распутина, он вошел в доверие к Александре Федоровне. Он и был тем самым источником, уверившем царицу в скором спасении.

Читая показания свидетелей можно сказать, что через Бориса Соловьева шла связь между кружком Вырубовой и царицей, что не было 300 офицеров, готовых спасать семью. А Соловьев, сидя в Тюмени, и действую от имени кружка Вырубовой, занимается фильтрацией всех приезжающих для спасения.

Боткина:
«Петроградские и московские организации посылали многих своих членов в Тобольск и в Тюмень, <…> но все они попадались в одну и ту же ловушку: организацию о. Алексея и его главного руководителя поручика Соловьева, вкравшегося в доверие недальновидных монархистов, благодаря женитьбе на дочери одного лица, пользовавшегося уважением Их Величеств... Соловьев действовал определенно с целью погубить Их Величества и для этого занял очень важный пункт Тюмень, фильтруя всех приезжавших и давая директивы в Петроград и Москву... Всех стремившихся проникнуть к Их Величествам Соловьев задерживал в Тюмени…»


А помочь семье пытались и русские монархисты во главе с Н.Е. Марковым.


Лидер русских монархистов член Государственной Думы Марков:
«В период царскосельского заключения Августейшей Семьи я пытался вступить в общение с Государем Императором. Я хотел что-нибудь делать в целях благополучия царской семьи и в записке, которую я послал при посредстве жены морского офицера Юлии Александровны Ден, очень преданной Государыне Императрице, и одного из дворцовых служителей, я извещал Государя о желании послужить царской семье, сделать все возможное для облегчения ее участи, прося Государя дать мне знать через Ден, одобряет ли он мои намерения, условно: посылкой иконы. Государь одобрил мое желание: он прислал мне через Ден образ Николая Угодника. К осени кое-что удалось сделать, и мы решили послать в Тобольск своего человека для установления связи с царской семьей ..<…> Я удостоверяю, что перед посылкой N я пытался ради общей цели установить соглашение с Анной Александровной Вырубовой, но она дала мне понять, что она желает действовать самостоятельно и независимо от нас. <…> мне из кружка Вырубовой было дано понять, что мы совершенно напрасно пытаемся установить связи с царской семьей посылкой наших людей; что там на месте работают люди Вырубовой; что мы напрасно путаемся в это дело и неуместным рвением только компрометируем благое дело. <…> Кроме того, я положительно утверждаю, что при этом делалась ссылка на волю Ее Величества: что наша работа вызывает опасения Государыни. <…> Весной 1918 года в Петроград приехал Марков (Сергей Марков — офицер Крымского полка, шефом которого была Императрица, пасынок известного Ялтинского градоначальника генерала Думбадзе. Его связь с Распутиным началась с 1915 года. Он был в его кружке свой человек. Матрена Соловьева везде называет его в дневнике “Сережей” – прим. мое). Он нам сказал, что в Тюмени (может быть, он говорил еще и про Тобольск) во главе вырубовской организации стоит зять Распутина Соловьев; что дело спасения, если понадобится, царской семьи налажено Соловьевым…»

Здесь, кроме того, что кружок Вырубовой брал всякое взаимодействие с царской семьей в свои руки интересно и то, что, возможно, Николай II и не подозревал, что схема «Вырубова-Соловьев-Александра Федоровна» работает на спасение семьи, отсекая от этого дела монархистов.

Также возникает вопрос: действительно ли кружок Вырубовой хотел спасать семью или он только делал вид, что спасает? Не будем забывать, что за этим кружком, по всей видимости, стояла немецкая разведка.

(Продолжение следует)

Tags: Вырубова, Марков, Соловьев
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment